23.01.2022

Сергей Станкевич: Альтернатива войне может быть только одна – разумный компромисс

В последнее время в лагере президента Украины Владимира Зеленского наблюдаются какие-то хаотические метания с элементами паники. Парадоксально, но это происходит как раз в тот момент, когда для Зеленского открылся очень благоприятный коридор возможностей.

Сначала о метаниях. Зеленский в отдельные дниговорит о неминуемом «новом нападении России» и просит от Запада поставок оружия. Ему не нравится, что западные союзники поставляют в основном лёгкие полевые виды оружия, скорее пригодные для уличных боёв и партизанской войны. Тем самым «добрые дяди» откровенно демонстрируют понимание, к чему всё в крайнем случае сведётся. Затем президент обращается к нации и заявляет, что рассуждения о нависшем страшном нападении – это манипуляция и удар по национальным нервам. Дескать, всем успокоиться. Но параллельно формируются отряды территориальной обороны, участникам которых, с виду довольно жалобным, раздают оружие и патроны. И следует новое официальное заявление о том, что воевать хоть завтра головы свыше 90% взрослого населения.

Роковая ошибка Зеленского как несостоявшегося миротворца состоит в том, что он сам полностью исключил себя из настоящей серьёзнойдипломатии. И напрасно пытается компенсировать своё выпадение из большой дипломатии беспорядочным умножением формальных визитов и бессмысленных звонков. Факт очевиден: важнейшие вопросы относительно Украины – по её атлантической перспективе, поставкам оружия, продвижению военной инфраструктуры, вариантам умиротворения Донбасса и т.д. – обсуждаются без Украины. И никакие звонки постфактум с информацией о том, «как поговорили», дела не меняют.

Зеленский загнал себя в тупик по нескольким непроходимым позициям.
1) Украина якобы 8 лет ведёт межгосударственную войну с Россией. И Киев хочет говорить с Москвой как с агрессором. Никакого разговора в этой роли Москва не будет вести никогда.
2) Киев настаивает на обсуждении с Москвой темы Донбасса и Крыма в одной связке. Шансы на такой вариант тоже нулевые.
3) Даже вступая в разговор о возможном умиротворении Донбасса, Киев упорно твердит о «мире на наших условиях», что также исключает какой-либо позитивный результат. Ультимативный упор на «своих условиях» означает выбор в пользу войны.

Где же выход? Альтернатива войне (при отсутствии полного военного разгрома) может быть только одна – разумный компромисс.
В отношении мятежных республик Донбасса формула этого компромисса давно известна: особый статус самоуправления – амнистия – выборы — восстановление границы – реинтеграция.

В самых последних высказываниях Зеленского впервые прозвучало волшебное слово «компромисс». Если оно не выскочило случайно, а обозначило политический поворот, значит у мира для Украины есть шанс.
Зеленский даже обратился к президенту США Байдену с просьбой организовать саммит на троих с участием Владимира Путина. И в этой идее есть резон. Сам Байден, как и его главный эксперт по Украине Виктория Нуланд уже высказывались в пользу урегулирования конфликта на Донбассе на основе пакетного соглашения «Минск-2». Зеленский просто очень боялся идти этим единственно возможным путем: боялся Майдана во главе с Петром Порошенко, саботажа в парламенте, мятежа радикалов в армии, заговора олигархов и т.п. Прямым активным содействием в блокировании этих угроз США при желании могли бы помочь Зеленскому гораздо реальнее, чем любыми поставками оружия, провоцирующими эскалацию конфликта.

Так что путь для Зеленского к миру, успешному президентству и возможному продлению пребывания у власти открыт. От компромисса на словах к компромиссу в действиях.