09.07.2014

Максим Зайцев: многоходовка Юрия Берга

Ситуация со снятием с выборов губернатора единого кандидата от оппозиции Сергея Катасонова стала для Оренбуржья совершенной неожиданностью. В стане оппозиционных партий царит растерянность и легкий шок. Откровенно говоря, подобных по масштабу и уровню задействованных ресурсов — политических, административных, партийных, — «спецопераций» в Оренбуржье просто не припоминается. А в том, что это была именно «спецоперация», красиво (отдадим должное!) разыгранная многоходовка, сомнений практически нет. Также нет сомнений в «авторстве» этой эскапады, которое, очевидно, принадлежит команде действующего губернатора Юрия Берга.

Оппозиция попалась в умело расставленную ловушку, причем, по всем правилам профессионального лова, добыча бежала в нее сама, радостно и без оглядки. Сначала «системников» поставили в ситуацию, когда победу на выборах можно было обеспечить только вступив в стратегический альянс. Региональным отделениям ЛДПР, СР и КПРФ это удалось, хотя и не без жертв — в КПРФ наметился внутренний раскол, а оренбургское отделение СР поставило себя на грань роспуска, проигнорировав рекомендации высшего руководства партии. Тем не менее, все партии поддержали Сергея Катасонова как единого кандидата в губернаторы от оппозиции. Вместо многоголовой гидры разрозненных политических оппонентов действующая власть получила одну единственную, Сергея Катасонова. Оставалось только «срубить» ее, чтобы покончить со всей оппозицией разом. Что и случилось.

Элегантность ситуации заключается еще и в том, что формально все произошло как бы внутри оппозиционных сил, отзыв кандидата произошел по инициативе его родной партии — ЛДПР, а действующая власть осталась в стороне «беспристрастным» наблюдателем. Ей не пришлось «марать руки», выискивая неправильно проставленные запятые в документах, поданных в избирком, обращаясь с исками в суд с требованием отмены регистрации кандидата, муштруя муниципальных депутатов с целью не допустить сбор их подписей в пользу соперника (как это сейчас происходит в Астрахани с Олегом Шеиным). Все случилось как бы само собой, каштаны извлечены из огня чужими руками. И еще один ключевой момент — отзыв Катасонова происходит за несколько часов до окончания приема документов избиркомом, то есть сделать уже точно ничего не возможно.

В общем, сложно подобрать другое сравнение, кроме хирургически точного, короткого и молниеносного удара самурайского меча. Неожиданного и почти бесшумного.

Шум начинается только теперь, постфактум. Лидеры оппозиции заявляют о «шулерстве», «игре краплеными картами», о том, что «выборы закончились», остался только «спектакль одного несостоявшегося актера с его массовкой». Раздаются призывы бойкотировать выборы.

Из всей взбитой эмоциями пены можно все-таки выделить несколько логически обоснованных выводов.

Во-первых, власть полностью дезавуировала собственные декларации по поводу предстоящих выборов. Их миссия заключалась в обретении мандата доверия со стороны населения области, в выявлении поддержки избирателей, опершись на которую, губернатор мог бы действовать более решительно, по сравнению с позицией назначенного главы региона. Теперь становится ясно, что под «поддержкой» имеются в виду искусственно полученные цифры на сконструированных и выхолощенных выборах, исключающих хоть сколько-нибудь серьезную конкуренцию и состязательность. Из-за этого, кстати, можно усомниться в легитимности будущей победы Юрия Берга. Не в юридическом, а в более широком смысле.

Во-вторых, власть в очередной раз продемонстрировала неспособность и нежелание заниматься нормальной политической борьбой, договариваться, маневировать, находить компромиссы. Все это заменяет административный и, что еще важнее, — силовой ресурс. Политические оппоненты просто устраняются при помощи уголовных дел, преследования со стороны органов, подковерных административных игр. И случай с Катасоновым — последний по времени, но не единственный пример этому. В самом факте претензий силовиков к политику нет ничего плохого, даже напротив, он должен понести ответственность, если есть за что. Однако те «грехи», которые Катасонову вменили сейчас, ведут свою историю с 2009-2011 г.г., и до сих пор доблестные органы почему-то не проявляли такой принципиальной заинтересованности в их расследовании.

В-третьих, выбивание считавшегося основным конкурента со всей очевидностью говорит о слабости позиций власти и обоснованности опасений в ее возможном проигрыше. Если бы, как говорил Евгений Минченко (которому приписывают роль политтехнолога Юрия Берга), у действующего губернатора на самом деле был рейтинг на уровне 65% при минимальном антирейтинге, против кратно худших показателей Катасонова, какой был бы смысл в столь сложной операции по его устранению как кандидата? Как раз наоборот, Юрий Берг должен был бы по-отечески еще и помочь Катасонову собрать подписи «муниципального фильтра», а потом показательно выиграть выборы, с благожелательной олимпийской улыбкой пожав руку сопернику (как это сделал, к примеру, Собянин с Навальным). Раз этого не случилось, значит реальные рейтинги дают значительно менее радужную картину для нынешнего главы региона. (Большинство интернет-опросов, проводившихся в Оренбурге, давали Ю.Бергу менее 30% поддержки, и, похоже, эта цифра ближе к истине). И это снова к вопросу о легитимности и доверии.

В конечном итоге, без сомнений, удар был нанесен не по оппозиции, не по Катасонову и не по политическим оппонентам Юрия Берга. Этот удар пришелся по избирателю, который оказался лишен реального выбора. Начисто вытравленная интрига приведет к тому, что явка в сентябре окажется минимальной, а победа будет обеспечена административно нагнанным, зависимым от власти электоратом. В этих условиях, на мой взгляд, оппозиции преступно опускать руки. Бойкот выборов, их игнорирование протестными силами — это полностью на руку власти, которая при минимальной явке получит максимальный процент голосов. Поэтому сейчас важно попытаться любыми способами продемонстрировать власти, что далеко не все население поддерживает (или молчаливо соглашается) существующее положение вещей. Это может быть тактика поддержки другого единого кандидата, тактика «а-ля Навальный» «голосуй за любого кандидата, кроме действующего губернатора», или же активная поддержка возвращенного на политический небосклон кандидата «против всех». Но бездействие — это точно не вариант.